Menu

Умереть, чтобы вновь родиться

Экзистенциальный консультант.Психолог - Алексей Большанин. Экзистенциальный консультант.Психолог - Алексей Большанин.

Еще в конце XIX века, великими мыслителями нашего времени, представителями так называемой философии жизни, а затем и экзистенциальной философии [1.] было отмечено, что современная западная культура приближается, а в наши дни вплотную подошла к своему закату, что человек, не успевая адаптироваться к стремительно изменяющимся тенденциям в обществе, оказался в ситуации, названной Франклом экзистенциальным вакуумом. Они утверждали, что Жизнь, дескать, это страдание, каждый человек обречен на экзистенциальное одиночество И, что человеку ничего с этим не поделать. Ему остается лишь смириться с этим положением вещей, найти в этом какой-нибудь смысл и что, в общем, ситуация сложилась безвыходная. Некоторые из них, правда, предлагали иррациональные способы разрешения этих проблем: религия, опять-таки смирение и т. д. И т. п. И, пожалуй, только Ницше, искренне переживавший за судьбу человечества, описывая всю грязь и ничтожество нашего существования, мелочность, убогость и приземленность “человека”, взывает: “Так стань же тем, кем можешь стать!” [2.] А стать мы можем только Людьми! Вопрос весь в том хотим ли мы этого, а если и хотим, то на сколько?!

 И я полностью согласен с Ницше, ведь это и есть наилучший выход из сложившейся в наше время ситуации, т. к. только став Человеком, у нас действительно появляется реальный шанс выбраться из этого болота, называемого жизнью. Но ведь это не жизнь. Это жалкое существование, я бы даже сказал прозябание, абсолютно бесплодное растрачивание себя совершенно впустую!

Но, в то же время, я уверен и в том, что выход из сложившейся ситуации есть, но многим он может показаться радикальным, возможно даже и шокирующим, поскольку заставляет “умереть”, а затем заново родиться уже совсем другим, абсолютно свободным и защищенным от любых программ человеком, самостоятельной личностью, организующей свою жизнь согласно своим ценностям, интересам, желаниям и потребностям, а не требованиям и стандартам общества. Прежде чем приступить к рассказу об этом способе, я хочу обратить ваше внимание на то, что многие из следующих положений неискушенному читателю могут показаться противоречивыми или даже абсурдными, поэтому я сразу хочу оговориться, что многие из них действительно противоречат устоявшимся и “незыблемым” принципам современного мировосприятия, действительно, некоторые из моих утверждений балансируют на грани абсурда, Но если вы сумеете уловить эту грань, если сможете, Хоть на короткое время, отказаться от привычной картины мира и взглянуть на нашу жизнь как бы извне, тогда вы поймете, о чем я говорю, и возможно захотите проснуться и взять нити своих судеб в собственные руки.

Как я уже писал, этот способ абсолютно радикальный, который может вызвать не только неприятие, но и даже агрессивное сопротивление, потому, что речь здесь пойдет об отказе от чувства собственной важности, от отказа от “своего” “я”. Да, именно о полном и безоговорочном отказе от того “я”, которое мы считаем собственным и неотъемлемым компонентом своей личности. Но бояться этого и избегать все же не стоит. Все дело в том, что у нас как правило нет никакого “я” в настоящем смысле этого понятия. Практически все, что мы считаем проявлением “своего” “я” это всего лишь комплекс установок, ценностей, желаний, требований и капризов, Которыми пичкают нас с самого рождения наши окружающие, наши родители, воспитатели в садике, учителя в школе, наши нынешние сотрудники на работе, друзья и знакомые.

Практически с самого рождения, мы подвергаемся жесточайшему прессингу со стороны общества. Начинается все, конечно, в семье с так называемого “воспитания” ребенка, которое является ни чем иным как программированием его жизни соответственно желаниям, а точнее будет сказать требованиям, прежде всего, родителей, являющимися, по сути, требованиями всего общества, а интересы и индивидуальные потребности ребенка не имеют при этом абсолютно ни какого значения. Этот момент очень хорошо описал в одной из своих книг Эрик Берн: «С самых первых месяцев ребенка учат не только что делать, но и также что видеть, слышать, трогать, думать и чувствовать. А, кроме того, ему говорят, быть ли ему победителем или проигравшим, и как закончится его жизнь. Все эти инструкции запрограммированы в его уме и его мозге так же прочно, как если бы они были перфокартами, заложенными в память компьютера. В более поздние годы то, о чем он думает как о своей независимости или своей автономии, является просто свободой выбирать определенные карточки, но по большей части на них остаются те же самые отверстия, которые были нанесены на них вначале. Некоторые люди получают оживляющее чувство свободы, восставая, что обычно означает одно из двух: 1) либо они вытаскивают пачку карточек, напечатанных в раннем детстве, которую они еще не использовали никогда раньше, 2) либо они переворачивают некоторые карточки наоборот и делают противоположное тому, о чем они говорят. Часто это просто сводится к следованию инструкции на особой карточке, которая гласит: «Когда тебе стукнет 18 (или 40), воспользуйся этой новой пачкой карточек, или переверни следующие карточки задом наперед». Другой тип восстания следует инструкции: «Когда тебе стукнет 18 (или 40), вы брось подальше все карточки из серии А и оставь вакуум». Тогда этот вакуум должен быть заполнен так быстро, как только возможно новыми мгновенными программами, которые можно получить из наркотиков или от революционного лидера”. [3.] И в этой цитате наиболее полно отображена реальная ситуация формирования личности и возможные направления ее дальнейшего развития. Единственное, что я могу добавить к этим словам — это то, что образовавшийся вакуум не всегда заполняется. Допустим, человек не хочет деградировать “с помощью” наркотиков, он не видит для себя ни какого смысла в связи с революционным лидером (а под революционным лидером я понимаю любую референтную группу), но он не знает других способов заполнения этого вакуума, тогда у него развивается суицидальный синдром, который довольно часто актуализируется.

Эти программы Берн называет “сценарием жизни”, которому человек должен неукоснительно следовать с момента рождения и до самой своей смерти. Каждая попытка уклонения или, хотя бы отклонения, от этого сценария карается со стороны общества определенным “социальным наказанием”. Самым же действенным: болезненным и наиболее глубоко ранящим душу человека, является, по-моему, уничижение человека, подавление его индивидуальности, демонстрация его слабости, никчемности и ничтожности, по сравнению с другими людьми, которые истово следуют предначертанному “свыше” пути. А единственным чувством, позволяющим в полной мере пережить все эти ощущения, является комплекс не полноценности и все производные от него формы избежания ответственности и самоутверждения [4.] поэтому он сознательно, с самого детства навязывается нам обществом. Затем это же самое общество заботливо взращивает в нас этот комплекс, используя для этого любой, хоть мало-мальски подходящий случай!

Формируется и развивается этот комплекс следующим образом. Естественно, навязывая ребенку тот или иной сценарий, общество в лице родителей, воспитателей в садике и, на конец, учителей в школе побуждает ребенка действовать определенным образом, обеспечивающим воплощение этого сценария в жизнь. Но ребенок-то изначально не знает предъявляемых ему требований. Начиная свою предметную деятельность, он все старается познать, понять, самостоятельно что-нибудь сделать. Естественно, в этом стремлении он допускает массу ошибок: что-то ломает, где-то действительно может на шкодить, но ведь в подавляющем большинстве случаев делает все это он не из вредности, а только потому, что делает это впервые, потому, что для него это ново. Что же в этом случае делают родители? Вместо того чтобы всячески поощрять инициативу и познавательную активность ребенка, а в случаях ошибки показать ему как правильно, или как бы им хотелось, выполнять это, большинство взрослых ребенка наказывает и, зачастую, очень жестоко!

Для иллюстрации этого явления, предлагаю вам Представить такую ситуацию. Трех летняя дочка, видя как ее мама приходит уставшая с работы, как она после этого суетится по дому и т. д., Со всей детской искренностью и непосредственностью хочет ей хоть чем-нибудь помочь. Она много раз наблюдала, как мама с явным неудовольствием моет посуду и решается ей в этом помочь. Девочка подставляет табуреточку, чтобы достать до раковины, прилагает массу усилий и изобретательности открывая кран и начинает мыть посуду. Ей это безумно интересно, т. к. она впервые занята по-настоящему важным делом, она уже большая девочка. Все эти новые переживания очень сильны и, естественно, ребенок увлекается новой игрой, теряет контроль над ситуацией. Пытаясь дотянуться до следующей чашки, она становится на самый край табуреточки, которая, естественно, опрокидывается, и девочка падает, разбивая при этом несколько чашек из любимого маминого сервиза, подаренного на свадьбу.

Мало того, что девочка больно ударилась при падении, она еще искренне недоумевает: она ведь столько раз видела, как мама моет посуду и с ней ни разу не случалось, ни чего подобного! Ребенок оказывается в состоянии абсолютного смятения [5.]. А в это время на кухню влетает разъяренная мамаша и с воплями набрасывается на девочку. И это в лучшем случае. Обычно в таких случаях принято хорошенько отшлепать ребенка, а, учитывая то, что сервиз был любимым, память о свадьбе, мать переполнена эмоциями и в результате этого формальное шлепанье, само по себе не допустимое, превращается в избиение ребенка, причиняющее ему реальную физическую боль. Что же происходит с ребенком?

Во-первых, она больно ударилась еще при падении, Во-вторых, она находится в состоянии смятения и недоумения по поводу случившегося, а это так называемое фазовое состояние, при котором на первый план выходит подсознание. [6.] Именно в этот момент мамаша набрасывается на бедного ребенка. В результате этого у него, глубоко в подсознании, возникает обида на несправедливость и жестокость матери: самый любимый, самый близкий на свете человек, вместо того, чтобы, как раньше, приласкать и пожалеть ребенка, которому уже больно, не только выплескивает огромное количество негативной энергии, но и причиняет ему еще большую боль.

Достаточно двух — трех таких случаев, чтобы у ребенка сформировался условный рефлекс: любое проявление инициативы — болезненно само по себе и влечет за собой наказание в виде еще большей боли, чувства стыда, обиды и ослабления доверия к самому любимому и обожаемому человеку. Все! Дальнейшее развитие ребенка предопределено! Теперь она никогда не будет достаточно самостоятельной, активной, т. к. бессознательно она будет испытывать страх заново пережить эти чувства стыда, обиды и утраты доверия к матери, что в трехлетнем возрасте равносильно Армагеддону.

И если бы все закончилось на этом. Но, ведь, довольно часто бывают и такие случаи. Мамаша уже остыла, сидит, переживает “трагедию”. Девочка, тем временем, тише воды, ниже травы переживает бурю в каком-нибудь незаметном углу. Она уже успокоилась и какое-то чистое детское чутье подсказывает ей, что мама была не в обычном своем состоянии, что она была напугана, огорчена и что не хотела причинить ей боль. [7.] И девочка, видя, что мама уже не сердится, доверяя своему чутью, спешит к ней приласкаться, попросить прощения за причиненное огорчение, убедиться в том, что ее по прежнему любят. И тут начинается простаки уничтожение ребенка. Назвать это жестокостью, все равно, что называть войну Гитлера его невинной шалостью, между тем как сей “метод воспитания” довольно широко распространен даже у некоторых родителей, а в детсадах и школах он является одним из главных, и учителя и воспитатели прибегают к нему более чем часто и с большим удовольствием.

И так, Девочка с открытой душой идет к маме: она не знает, но чувствует, что чем-то огорчила ее, она хочет попросить прощения. Но мамаша, желая преподать урок своему ребенку, говорит: “уйди от меня! Ты отвратительная, безалаберная девчонка и руки у тебя дырявые! Я тебя такую не люблю! Вот станешь хорошей девочкой…” Или еще хуже, и это уже как осиновый кол в душу ребенка, лишающий его открытости, доверия, прежде всего, к матери, а значит и ко всем людям, т. к. в этом возрасте все люди отождествляются ребенком с матерью. “Ты никчемная, баловная и не благодарная девчонка!.. Ты уже такая большая, а не можешь сделать элементарных вещей… Посмотри на своего брата! В твоем возрасте он уже все умел делать и т. д. И т. п. Раз ты такая, я тебя сегодня не люблю! Я больше люблю твоего брата, он лучше тебя!” Что происходит в этот момент с психикой ребенка, я думаю, вы можете теперь представить и без меня.

Когда комплекс неполноценности сформировался у человека, социум получает самый удобный механизм манипулирования этим человеком. Для того чтобы лучше себе представить этот механизм в действии, вспомните переживания, на базе которых он сформировался. Это Физическая боль, Чувство обиды и утрата доверия к самому близкому человеку, стыд и ощущение того, что ты хуже других. Переживания еще те! Мы, естественно, не хотели бы пережить все эти ощущения еще раз, мы панически этого боимся, и все окружающие тоже это знают. Поэтому, когда мы только замышляем отклониться от заданного обществом курса, от своего сценария, прямо или косвенно, Нам дают понять, что если мы это сделаем, то нас ударят по самому чувствительному месту, нас снова заставят испытать свою “никчемность, ничтожность”, нас заставят снова пережить “конец света”, память о котором живет в нас с самого детства. И человек отступает. Он постепенно научается жить с этим чувством, на его фоне начинают формироваться и развиваться всевозможные формы безответственности и самоутверждения, которые первоначально выполняют исключительно защитную функцию, ограждая и не допуская появления чувства собственной неполноценности и всех остальных, связанных с ним негативных переживаний, а затем трансформируются в устойчивые черты характера, такие как: самовлюбленность и надменность, чувство собственной важности и гордость, властолюбие и жестокость; или, наоборот, беспомощность, беззащитность, самоуничижение, безволие, чувство вины, абсолютная безответственность и полная зависимость от окружающих, вышестоящих, обстоятельств и т. д. и т. п. И этот “джентльменский набор” “ценностей” мы считаем своим Собственным “Я”?!

Разумеется, в детстве нам ничего не остается, как принять этот “набор” и отождествить себя с ним как с Собственным “Я”. Более того, со временем, мы “перестаем слышать стук колес” [8.], принимая такую форму взаимоотношений за единственно возможную, а большинству из нас это начинает нравиться, и, что самое страшное, мы сами начинаем насаждать эти же принципы своим детям, друзьям, знакомым — всем окружающим нас людям. Для того чтобы живописать этот механизм, я процитирую Максима Фрая. В этой цитате он от имени некоего представителя одной из высших цивилизаций, описывает жизнь нашей, названной им миром паука. «Знаешь, а ведь твой Мир — одно из самых страшных мест во Вселенной! Он оплетает своей паутиной всех, кто там родился, и никому не удается ускользнуть… Но хуже всего, что вы сами учитесь у своего Мира этому искусству: с первых же дней жизни каждый начинает плести свою паутину, стараясь заманить в нее всех, кто окажется поблизости — и вам это нравится! Нам кажется, что во всех вас есть что-то неуловимо отвратительное: миллиарды живых существ, навсегда увязшие в липкой паутине, продолжают старательно плести ее до последнего дня своей короткой жизни. Вы тратите слишком много сил на то, чтобы сплести свои собственные сети, и на то, чтобы вырваться из чужих, но паутина устроена таким образом, что все попытки освободиться приводят к тому, что вы увязаете глубже и глубже… Безнадежно! Именно поэтому вы так быстро стареете и умираете: у вас не остается сил на то, чтобы просто жить — такими вас делает ваш жуткий Мир…» [9.]

А последнюю реплику я оставил намеренно, чтобы с ней по полемизировать. Дело в том, что я чувствую, каким живительным бальзамом пролились на души многих читателей слова о том, что “такими нас делает наш жуткий мир”. И действительно, ведь как легко сбросить бремя ответственности за свою жизнь, за все, что с нами происходит на общество: чиновников, правительство, президента, других людей; а еще лучше ее переложить на наш мир, бога, судьбу, небо и т. д. Но как писал Никитин Ю.: «…Война, мор, даже конец света… это все наших рук дело. При чем тут небо? Кто для неба князья, цари, короли, каганы?.. Так, меньше муравьев… Меньше блох, что на муравьях. Кто они, чтобы их замечало небо?» [10.] А ведь мы даже ни князья и не цари, поэтому я убежден в том, что утверждения типа: “на все воля божия” или, что такими нас делает наш мир, также являются компонентами одной из тех самых программ, направленных на подавление активности и, что самое главное, ответственности человека за свою собственную жизнь. Ведь перекладывая ответственность за свою жизнь на некоего бога, которого никто не видел и не знает, мы перекладываем ее, тем самым, на его представителя на земле; перекладывая ответственность на царя или президента, который находится где-то там, в столице, мы перекладываем ее на его наместника. А почему бы и нет? Если что-то вдруг в нашей жизни складывается не так как нам хочется в этом виноват не я! Это гад и хапуга наместник ни о чем другом не думает, как о набивании своих карманов, или, что еще лучше: “такова моя судьба”, “на это вероятно была воля божья”, “такими нас делает наш жуткий мир”.

И здесь складывается парадоксальная ситуация: с одной стороны, мы сложили с себя ответственность за свою жизнь на выше стоящих, на власть имущих, на бога или судьбу, но, в то же время, нам не хочется себя чувствовать безвольными, ничтожными существами, от которых ничего не зависит. Поэтому у нас начинает развиваться чувство, которое Кастанеда называет чувством собственной важности. Заключается это чувство в том, что ощущая и соглашаясь внутренне с тем, что от нас ничего не зависит в нашей жизни, окружающим мы пытаемся доказать обратное. [11.] И именно с этого момента начинают развиваться и все остальные, указанные выше, качества, становящиеся с этого момента определяющими чертами нашей личности. А для того, чтобы проиллюстрировать к каким последствиям это приводит, я снова прибегну к цитате Фрая: «Люди постоянно настороже: им мерещится, что их обманывают, разыгрывают, водят за нос. Каждый мнит себя этакой важной персоной, ради которой был затеян бесконечный спектакль, полный коварных замыслов и чудовищных интриг, тщится заранее разгадать планы злоумышленников и искренне гордится своим могучим умом после каждого нового «разоблачения»…» [12.] И опять напрасное растрачивание себя, своей энергии и сил ни на что. Между тем, как это еще один рычажок на пульте управления нами: если мы сделали что-то не так, как от нас хотели, нам указывают на истинное положение вещей, заставляя остро переживать свою беспомощность, неполноценность и ничтожность.

Однако, несмотря на все попытки избежать ответственности за свою жизнь, все же «Человек кузнец своего счастья» [13]. Он Полноправный и единственный хозяин своей жизни, а потому , быть счастливым или несчастным, бедным или богатым, быть хозяином жизни или игрушкой судьбы зависит только от выбора самого человека, от его отношения к себе и окружаещему его миру!

Чтобы закончить обсуждение этого вопроса, а также чтобы окончательно рассеять сомнения в лжеценности вашего настоящего «Я» я приведу рассуждения одного из основателей гуманистической психологии Абрахама Маслоу: «первичный выбор — это выбор между своим «Я» и «Я» других людей. Если единственный способ сохранить свою самость заключается в том, чтобы расстаться с «другими» людьми, то нормальный ребенок откажется от самого себя. Если взрослые заставляют его выбирать между одной из этих альтернатив, то это просто убийство рsусhe. Ее можно уже списывать, и маленькое «Я» неуклонно и помимо воли занимает ее место. Человека не принимают таким, каким он есть на самом деле. О да, они любят его, но они ждут от него, чтобы он стал (или хотят заставить его стать) другим! Поэтому он должен стать таким, как положено. Он сам учится верить в это или, по крайней мере, принимает это как должное. Он по-настоящему отказался от самого себя. И уже не важно, подчиняется ли он им, бунтует ли, прячется ли — важно только его поведение. Его центр тяжести находится в «них», а не в нем — и если он даже заметит это, то подумает, что это вполне нормально. И выглядит все это вполне благовидно; все происходит явно, непроизвольно и анонимно!

Что же случилось? Он был отвергнут, причем не только другими, но и самим собой. (В сущности, он остался без «Я».) Что он потерял? Всего лишь одну истинную и жизненно важную часть себя: чувство уверенности в себе, которое есть не что иное, как его способность к развитию, его корневая система.

С того момента, как он отказался от самого себя, он, сам того не ведая, принялся за создание и поддержание псевдо-«Я» в той мере, в какой он отказался от «Я» подлинного. Но это очень удобная вещь — «Я» без желаний. Его будут любить (или бояться) тогда, когда его следует презирать, оно будет сильным в том, в чем на самом деле оно слабо; оно будет совершать поступки (хотя они будут лишь пародией поступков) не ради удовольствия, а ради выживания: не просто потому, что оно хочет совершить поступок, а потому, что оно должно подчиняться. Такая необходимость — это не жизнь (не его жизнь), а защитный механизм против смерти.

Но это также механизм смерти. Отныне его будут разрывать на части навязчивые (бессознательные) желания или парализовать (бессознательные) конфликты, каждый поступок ежесекундно будет перечеркивать его бытие, его целостность; и все это время он будет носить маску нормального человека, и от него будут ожидать соответствующего поведения!» [13]

Но мы ведь уже не маленькие беспомощные дети и не мечущиеся в поисках истины подростки! Мы взрослые люди, уже умеющие сделать свой выбор! Именно поэтому я не согласен с тем, что “увязли мы в этой паутине безнадежно”. Да, не имеет ни какого смысла вырываться из “паутины” оставаясь ее элементом, то есть оставаясь тем, кем нас сделало общество, т. к. в этом случае будет срабатывать механизм описанный Фраем. Но это можно сделать отказавшись от этого, так называемого, “собственного” “я”, избавившись от абсолютно всех программ, навязанных нам ранее. Одно это будет уже огромным достижением. Как гласит одна восточная поговорка: «откажись от себя, и весь мир окажется у твоих ног».

В том, что терять то особенно и нечего, надеюсь, я вас убедил. Но жизнь показывает, что большинство осознавших и даже согласных с этим людей не готовы сделать этот решительный шаг и, ропща на несправедливость и жестокость судьбы, продолжают искать смысл своей «жизни». И дело здесь не в природной лености или, наоборот, чрезмерной занятости этих людей, не в подавленной в детстве активности и, даже, не в слабости их воли! Все это рационализации!. Первопричиной любого отказа от чего бы то ни было является страх. В нашем случае – страх новизны и неизвестности.

Но стоит ли их бояться?! Ведь, если углубиться в исследование этой проблемы или просто начать делать что-нибудь пугавшее нас ранее, то с удивлением открываешь, что ни в новом, ни в неизвестности нет ничего особенно страшного.

Чтобы понять, о чем я сейчас говорю, вспомните как мы учились плавать: очень страшно впервые оторваться от дна и оказаться на глубине; безумно, до дрожи в коленках, страшно стоять на краю десятиметровой вышки и решится сделать шаг в «бездну; а еще страшнее сделать свой первый прыжок с парашютом, но какое удовольствие и радость мы испытываем каждый раз, когда совершаем эти же самые действия в последующем! Точно также и здесь. Та же самая боязнь новизны, неизвестности. Только неизвестность эта безграничная, практически не познаваемая, вот и пугает она нас, быть может больше, чем глубина или перспектива свободного падения.

А усугубляется это чувством жалости (а у некоторых и жадности «Все, что накопил – все мое!»). Ведь входя в воду мы оставляем на берегу только одежду, которую заберем по окончании купания, а в нашем случае оставлять приходится «свое» прежнее «Я»!

А стоит ли вообще об этой «одежде» сожалеть?!

Была бы одеженка хоть добротная, а то ведь так… шутовской балахончик, Который вряд ли потом согласимся вновь на себя напялить; да и захочется ли нам к берегу этому возвращаться?!

Вот и получается в итоге, что ни бояться, ни сожалеть особенно то и нечего!

Но, отказываясь от прежнего своего «я», , не стоит ограничиваться достижением проповедуемой дзэн-буддизмом пустоты. Более того, я уверен в том, что достигнув того вакуума, о котором пишет Берн или пустоты, к которой так стремятся дзэн-буддисты, нельзя останавливаться на этом. Да, мы избавились тем самым от навязанных нам программ, да, мы обрели некоторую независимость и даже неуязвимость, но мы по-прежнему не взяли ответственности за свою жизнь на себя, таким образом мы просто ее избегаем, т. к. никакой жизни, по сути, у нас больше и нет. Поэтому эту пустоту мы должны заполнить, но уже выбранными нами самими, ценностями, установками, принципами, интересами и желаниями, наполнить нашу жизнь своим собственным смыслом! И только в этом случае мы станем тем, кем хотим стать, а не тем, кем должны, кем нас хотят видеть! И только тогда мы сможем стать действительно свободными и независимыми от чьего бы то ни было мнения или каприза, только тогда мы не будем обязаны беспрекословно исполнять любое требование, нравится оно нам или нет и только тогда мы навсегда избавимся от потребности в чувстве собственной важности и всех форм самоутверждения!

Безусловно нами будут пытаться манипулировать, но все эти попытки будут абсолютно бесплодными: нас ударят по нашему чувству неполноценности, а у нас его нет! Вместо него у нас чувство ответственности за свою жизнь и стремление к достижению своих собственных целей и удовлетворению собственных потребностей и интересов! Нас ударят по нашему самолюбию, а у нас его нет! Вместо него у нас развилось человеколюбие, мы уже не боимся остаться в одиночестве потому, что мы любим Человека, как в других людях, так и в самих себе, а, значит, и мы любимы! Нас ударят по нашему чувству собственной важности или гордости, но и их у нас уже нет! Вместо них у нас развито чувство собственного достоинства и осознание себя свободным и самостоятельным Человеком! Нас ударят по нашему чувству патриотизма или национализма, а у нас и их нет! Мы уже не ощущаем себя русским, японцем или евреем, мы чувствуем себя Человеком, мы отождествляем себя со всем человечеством! Тогда нам попытаются продемонстрировать наши ничтожность и никчемность, но и это на нас не произведет ни какого впечатления! Ведь мы уже не беспомощные, безответственные и безвольные ничтожества, мы стали самостоятельными, свободными, целеустремленными и ответственными Людьми! Мы знаем, что все успехи и поражения в нашей жизни случились исключительно благодаря нашим усилиям или из-за наших промахов, у нас есть чувство уверенности в том, что если мы смогли сами создать себя такими, какими хотим, что сами сформировали свое “Я”, то в нашей власти построить и свой мир, своими руками устроить свою судьбу, мы ощущаем себя хозяином своей жизни!

И мы уже не безликие машины, все чувства и эмоции которых являются не искренними их переживаниями, а лишь кнопочками и рычажками на пульте управления ими! Мы уже смеемся не тогда, когда нам рассказали смешной анекдот или нужно смеяться по ситуации, а только тогда, когда нам весело, легко и хорошо! Мы плачем только тогда, когда нам грустно, а не тогда, когда нас обидели или у нас траур! Мы уже не боимся любить и быть искренними! Мы сделали свой выбор! Мы стали живыми людьми! Мы открыли в себе Человека!

Так стань же и ты, тем, кем ты хочешь стать!!!


Примечания

1. речь здесь идет о таких именах, как: Шопенгауэр, Кьеркегор, Хайдеггер, Сартр, Камю и др.

2. Ницше ф.

3. Берн Э. Секс в жизни человека. М., 1996.

4. Все эти понятия в современную психологию ввел еще А. Адлер. Более подробно об этих механизмах см. В его работах.

5. Здесь я привожу наилучший пример, когда ребенок до этого случая не наказывался, и у него еще не сформировано чувство страха наказания.

6. Это состояния, возникающие в период перехода из сна в бодрствование и в момент засыпания, во время состояния ужаса или глубокого удивления, алкогольного опьянения и т. п. Т. к. при этих состояниях сознание уходит на второй план, а ведущими становятся бессознательные психические процессы, Любое воздействие в этот момент на человека фиксируется глубоко в его подсознании, как под гипнозом, довольно часто принимая функцию установки.

7. дети до пяти лет действительно очень чувствительны к эмоциональному состоянию окружающих.

8. Эта фраза взята из Пелевин В. «Желтая стрела». М.,

9. Фрай М. Навождения. СПб.,

10. Никитин Ю. Трое. М.,

11. Зачастую это знание и согласие абсолютно вытесняется и не осознается, но, тем не менее, на бессознательном уровне, человек чувствует это, но, стараясь не обращать на это внимание, все крепче запутывается в сетях самообмана.

12. Фрай М.

13. Маслоу А. Психология бытия. М., 1997.

14. Рационализация – один из классических механизмов психологической защиты. Его суть состоит в том, что человеку свойственно оправдывать свои неудачи или отказ от каких-либо действий путем обесценивания результатов этих действий или ссылаясь на противодействие посторонних, не подвластных его воле явлений,. Классический пример рационализации привел еще Фрейд: Человек, не дотянувшись до приглянувшейся ему грозди винограда как правило заявит, что не слишком то она ему и нужна была, да и виноград еще совсем зеленый.

(Ростов-на-Дону, 2001 г.)

Автор статьи = Алексей Большанин (психолог, экзистенциальный консультант)

Тренинги в Крыму - http://psycrimea.com/treningi.html

Каталог психологов Крыма -

Последнее изменение: Вторник, 23 января 2018 01:18

Уважаемый посетитель! Если Вам интересен сайт и Вы пользуетесь информацией каталогов будем признательны, если Вы расскажите о нашем сайте на своей странице в социальных сетях либо на своем сайте. Крымский психологический портал - www.psycrimea.com


Наверх