Menu

Грешный психолог или как быть честным в профессии.

На фото: Виктория Шелест - психолог г.Севастополь. Авторские права на изображение принадлежат Виктории Шелест (c) На фото: Виктория Шелест - психолог г.Севастополь. Авторские права на изображение принадлежат Виктории Шелест (c)

Во избежание некоторого недопонимания спешу сообщить, что предлагаемая читателю заметка была написана под сиюминутным воздействием эмоций в частном клиентском случае и не может быть представлена как иллюстрация глобального мировоззрения автора. Все вопросы по этому поводу буду рада обсудить в комментариях. Все обстоятельства жизни клиентов полностью изменены или опущены, что не допускает возможности нарушения профессиональной этики.

 ***
Психолог грешным быть не должен. По определению. А если и имеет какой грешок в душевном арсенале, то должен об этом помалкивать. По умолчанию. И вообще, клиенту не интересно, что там происходит в чертогах души психолога. Он пришел о себе рассказать и себя пожалеть. А психолог при этом должен кивать, сочувствовать, развивать и всячески помогать клиенту решить проблемы. Даже если их нет.

Я все это к тому, что не стоит поддерживать миф о безгрешном психологе. Это вредит всем, и клиентам в первую очередь. И коллегам, которые пытаются казаться друг другу таковыми. И прилагают массу усилий, и напрягаются, и надрываются.

Я хочу быть честной. И перед собой, и перед людьми. Я хочу хотя бы стремиться к этому, понимая, что багаж с рождения приобретен иной. Нас учили казаться, а не быть. Нас учили притворяться, а не чувствовать.

Я хочу уметь честно сказать клиенту, что он разрушает жизнь собственного ребенка, а заодно, и в первую очередь, жизнь жены. Что его многолетнее невнимание к ней породило ее стремление требовать этого внимания со стороны сына. А поскольку сын не может быть мужем, это невозможно априори, нарушаются все семейные связки. Я не хочу юлить, намекать и деликатничать. Потому что он так не поймет. Потому что ему надо честно и жестко. Сын переворачивает все с ног на голову, он боится инцеста, хотя сам об этом и не подозревает. А для того, чтобы не случился инцест, он придумывает великолепный ход – он не становится взрослым. Он застревает в детстве. В подростковом возрасте он приобретает все черты зависимого человека, пробует множество видов асоциального поведения. И сейчас ему 30. От наркотиков избавились невероятным усилием, сплотив всю семью в этой борьбе. Но…Сын по-прежнему живет за счет родителей и с родителями, даже дети, которых он уже родил, живут за счет бабушки и дедушки. Как последствие химической зависимости, сын приобретает такую болезнь, которая требует от родителей каждый день ухаживать за ним. Да! Его болезнь предполагает, что сам он с проявлениями жизнедеятельности его организма справиться не может. Только при помощи родителей, потому что кого-то просить и нанимать невозможно. Стыдно. Да и вообще. Зачем? Если можно все сделать самим. И за него тоже.

Вот так бы они себе и жили и так бы медленно разрушали свою семью, но…Есть еще младшая дочь. На 10 лет младше сына. И здесь роли тоже мешаются. Ей ничего не остается, кроме как стать старшим братом. Взрослой, ответственной, не расстраивать родителей пустяками своей жизни, радовать своими достижениями, заботиться о них и зарабатывать деньги на их старость. И как теперь, скажите, как??? Жить этой девочке? Когда она даже не понимает, кто она, и какую роль играет в семье? А когда догадывается, пугается так, что воздуха не хватает, горло перехватывает спазмами, и жизнь останавливается. Только бы не узнали, только бы не узнали…Как она перед ними виновата. Даже в мыслях. И как ей строить отношения, если ее молодой человек на глазах начинает превращаться в подобие ее брата? Потому что она не знает других схем отношений. Потому что ей нужно спасать, пинать и помогать. Всегда, даже если в этом нет необходимости.

Я хочу быть честной. И я хочу, чтобы мама девочки не косилась опасливо на нее, когда она вновь и вновь собирается ко мне на прием. Потому что на этом приеме девочка опять узнает правду о себе, правду о своей роли в семье и о своем будущем, если ничего не изменится. Я хочу, чтобы мама еще раз пришла ко мне и привела папу, и чтобы мы еще раз поговорили честно о том, что происходит в их семье. И чтобы я не задавала наводящие вопросы, а честно говорила о том, что происходит. Без жалости, без сожаления. Девочка до боли боится, что это может ухудшить ситуацию. Как? Как можно ухудшить то, что уже плохо? И запретить ей быть самой собой, и запретить думать о себе, а не только о других. О своих мечтах, идеалах, любви?

Я хочу быть честной, но не всегда могу себе это позволить. В виду воспитания, образования, профессиональной этики, трусости своей, наконец.

Я не хочу быть безгрешной. Я хочу быть живой.

Автор статьи - Виктория Шелест (психолог, ведущая обучающих проектов в Крыму: г.Севастополь)

Последнее изменение: Вторник, 23 января 2018 01:20

Уважаемый посетитель! Если Вам интересен сайт и Вы пользуетесь информацией каталогов будем признательны, если Вы расскажите о нашем сайте на своей странице в социальных сетях либо на своем сайте. Крымский психологический портал - www.psycrimea.com


Наверх